Губят ли волжан «следы» от самолетов?

Небо в клеточку и горизонт в полосочку

«Почему на небе столько полос? Это просто инверсионные следы от самолетов или так называемые «химтрейлы» – распыление особых вредных веществ, меняющих климат нашей планеты и региона, в частности?», – прочитал вчера на одном из местных сайтов. Паниковали обычные жители, написавшие в рубрику для «мобильных репортеров».

Признаться, информацию по этой теме я изучаю давно, были даже статьи на некоторых ресурсах. Поэтому рискну выступить в роли эксперта и немного успокоить жителей Волжского, да и всех, кто прочитает нашу статью.

Город на перекрестке небесных дорог

Первое, на что хочу обратить внимание: волжане, наверное, редко смотрят на небо. Иначе обилие инверсионных следов в голубой выси над Волжским их нисколько бы ни удивило: над нашим городом пересекаются сразу несколько оживленных транзитных трасс, которые нетрудно, даже увлекательно изучить на сайте Flightradar24.com. Так, с северного направления вдоль Волги летят самолеты из Оренбурга, Самары, Перми – это обычно чартерные туристические рейсы в Турцию, на Кипр или Минводы и Сочи. А вот с северо-западного направления («из-за Волгограда») над нами проносятся дальние международные рейсы, скажем из Нью-Йорка в Дубай или индийский Мумбай, из Норвегии, Канады в азиатские города и так далее. Не забывайте, что Земля круглая, поэтому на плоской карте прямая линия между городами не является кратчайшим маршрутом. Самолеты летят как бы по дугам, поэтому и получается, что из Нью-Йорка до ОАЭ кратчайшая дорога через наш Волжский.

Эшелоны, на которых пролетают над нами самолеты, проложены на высоте от 7 до 11 тыс. метров. Белый «хвост», который остается за летящим реактивным самолетом на большой высоте, называют инверсионным следом. Состоит он из водяного пара. Когда выхлопной газ из турбины сталкивается с холодным воздухом, пар конденсируется, и за мотором образуются белые облака из микрокристаллов льда. Этот процесс напоминает дыхание человека на морозе.

Скажу сразу: ученые выяснили, что инверсионный след самолетов вреден для климата Земли, даже если это не «химтрейл» – распыление какого-то секретного вещества, якобы меняющего климат на нашей планете. Потоки водяного пара при подходящих атмосферных условиях превращаются в тонкие перистые облака. Но если естественные облака отражают солнечные лучи и одновременно не дают земному теплу улететь в космос, то искусственные снижают окружающую температуру более чем на 1 градус.

Фреон, но не только он

Всерьез о защите озона, который бережет нас от губительных доз ультрафиолетового излучения солнца, впервые заговорили в середине 70-х, когда американские ученые Ф. Роуланд, М. Мосина и немец П. Крутцен открыли разрушительное действие фреонов. Сначала эту версию, правда, приняли в штыки… Ученым активно противостояло руководство известной фирмы «Дюпон» – главного производителя фреонов. Однако исследования продолжались, дело приняло серьезный оборот. И в 1987 году многими государствами был подписан тк называемый Монреальский протокол, обязывающий государства значительно ограничить производство и потребление фреонов.

И все-таки время от времени геофизики наблюдали громадные по площади озоновые дыры над разными территориями, которые висели от нескольких дней до недели. Частота появления таких дыр дала основания сделать вывод: уменьшение содержания озона в атмосфере – научный факт, хотя вопрос о его причинах гораздо тоньше и сложнее, как казалось на первый взгляд.

В начале девяностых годов Европейским экономическим сообществом (тогда так назывался Евросоюз) была организована экспедиция на самолете М-55, который исследовал атмосферу над Заполярьем. В то время больших прорех над макушкой Земли не было, да и бортовая аппаратура тогда, как сообщалось в прессе, работала неважно. Тем не менее, ученые получили подтверждение «химической версии» озонового дефицита. Однако уже тогда группа авторитетных английских ученых заявила, что «химия» и «холодильники» объясняют только 30 процентов этого дефицита. Остальные 70 процентов приходятся на изменение климата в связи с атмосферной циркуляцией, всплесков солнечной активности, космического излучения и… воздействия на атмосферу инверсионных следов, оставляемых тяжелыми самолетами.

Наследство от пилотов

Так чем же «помешали» ученым-экологам пассажирские и грузовые самолеты? Дело в том, что, выйдя на трассу, самолет, как уже было сказано, поднимается на высоту от 7000 до 11000 метров на которой, в зависимости от температуры воздуха, крылатая машина оставляет за собой инверсионный след. Что это такое? Летя на большой скорости, самолет разрезает воздух. Кроме того, его двигатели выбрасывают переработанный горячий воздух. Происходит сложный процесс газообразования, возникает воздушный конденсат – тот самый след, который хорошо виден с земли на фоне синего неба. По своим свойствам этот конденсат напоминает тот самый фреон, с которого и начался «озоновый скандал». Чем больше размеры самолета, тем больше конденсата он оставляет за собой.

В этом аспекте, как считают ученые, особенно неблагополучными можно считать территории, над которыми проходят транзитные воздушные «коридоры». Такой «территорией», увы, является и наш Волжский. Интенсивность движения над нами тяжелых «аэробусов» и «боингов» достаточна высока. Это может видеть каждый, кто хотя бы иногда поднимает голову в малооблачную погоду. Причем, большинство самолетов оставляют «глубокие» следы, которые держатся в небе довольно долго. И, следовательно, интенсивнее влияют на озоновый слой. Происходит это, как вы понимаете, изо дня в день, из месяца в месяц…

Ученые из Имперского колледжа в Лондоне рассчитали, что инверсионные следы «заманивают в ловушку» атмосферное тепло и способствуют парниковому эффекту. Тысячи самолетов, находящиеся в воздухе одновременно, создают в сумме ощутимую завесу, способную влиять на климат планеты. Однако об этой стороне существования инверсионных следов ранее никто не задумывался. Между тем, пассажирские и грузовые авиаперевозки на планете растут на 3-5% и 7% в год, соответственно.

Напомним, инверсионный след по природе похож на пар из чайника — он образуется, когда горячий (невидимый) водяной пар (это компонент выхлопа реактивного двигателя) смешивается с очень холодным и разреженным воздухом на большой высоте.

Компьютерное моделирование изменения в глобальном климате и влияния на него полетов авиалайнеров показало, что инверсионные следы представляют, пожалуй, даже большую опасность (в плане ускорения потепления), чем непосредственно выброс самолетом загрязняющих веществ. А так как инверсионный след наиболее интенсивно образуется на больших высотах, климатологи предлагают ограничить высоту полетов лайнеров до 9,4 тыс. метров летом и 7,3 тыс. метров зимой. Правда, на меньших высотах у лайнеров будет выше расход топлива, но команда авторов исследования посчитала, что это будет менее разрушительным для климата, чем наличие инверсионных следов.

Отменить ночные рейсы!

Тепло, которое могла бы рассеять почва, удерживается самолетным инверсионным следом – то есть водяным паром, сконденсировавшимся на частицах сгоревшего топлива. По словам ученых, посвятивших эффекту статью в журнале Nature, это особенно существенно в темное время суток.

Геофизики из Рэддингского университета построили компьютерную модель воздушного коридора, ведущего из Великобритании в США – и выяснили, что на те 36 процентов полетов над американским побережьем, которые случаются ночью, приходится 53 процента тепла, удерживаемого в атмосфере реактивными выбросами. Такие цифры объясняют тем, что днем реактивный след одновременно удерживает и тепловое излучение нагретой поверхности, и солнечный свет.

О влиянии самолетов на климат ученые заговорили еще несколько лет назад. Теперь, с появлением численной модели, они предложили решение проблемы – а именно, перенести часть ночных рейсов на дневное время. Однако, поскольку авиакомпании едва ли согласятся радикально пересмотреть свои расписания, возможен еще один вариант – варьирование маршрутов, чтобы уменьшить число инверсионных следов вдоль одной воздушной трассы, как, например, это происходит над Волжским.

Пляжная доля ультрафиолета

Избыток ультрафиолета, проникающего через озоновые дыры, в первую очередь медики связывают с опасностью заболевания раком кожи. На кафедре Волгоградской медицинской академии, занимающейся проблемами онкозаболеваний, рассказали, что, по оценкам экспертов Всемирной организации здравоохранения уменьшение общего содержания озона на 1 процент приведет к увеличению вероятности этого заболевания на 2,3 процента. Впрочем, речь идет только о вероятности, а не о самом заболевании.

Если на проблему смотреть не так мрачно, то можно увидеть и другую сторону последствий разрушения озонового слоя. Как влияет избыток ультрафиолета на качество загара, можно понять из такого соотношения: уменьшение содержания озона на 1 процент на любой широте равносильно приближению к экватору на 25-30 километров. Учитывая, что над экватором озона в полтора раза меньше, чем над регионами России, наши граждане получат столько же ультрафиолета, сколько сейчас его получают жители Конго только через 1000 лет.

Правда, медики также рассматривают избыток ультрафиолета и как способ… лечения заболевания костей (в России таких больных около 25 миллионов). Кроме того, врачи подчеркивают, что к увеличению интенсивности ультрафиолета организм привыкает лучше, чем к его отсутствию.

О вреде свежего пойменного воздуха

Несмотря ни на что, всматриваться в небо и проклинать самолеты волжанам не следует. Отклонение от общего содержания озона над территорией Заволжья, по данным метеорологов, колеблется от 5 до 10 процентов. Над Новосибирском, к примеру, такое отклонение составляет уже 15 процентов, а над Москвой – все двадцать.

Кроме того озон, который находится не только на больших высотах, но и в приземном слое (до 1000 метров) может при больших концентрациях «сжечь» ваши легкие. Озон – сильнейший окислитель, по токсичности превосходит цианистую кислоту.

Нужно быть осторожными даже с копировальными установками, которые есть сейчас в каждом офисе. Многие из них во время работы выделяют характерный аромат свежести. Это ни что иное, как озон, и аромат ксерокса означает, что его концентрация в кабинете увеличилась раз эдак в десять. Для легких такая «атмосфера» неблагоприятна, зато физиотерапевты благодарны озону за то, что тот уничтожает многие бактерии и микроорганизмы. Как вы догадались, по этому принципу работают кварцевые (ртутные) лампы.

В квартирах и внутри помещений с закрытыми окнами озона практически нет, он быстро реагирует со стенами и домашними предметами, особенно металлическими и резиновыми предметами. По стандарту Всемирной организации здравоохранения предельно допустимая концентрация озона в воздухе составляет 100 мкг/м3 (около одной двадцатимиллионной от общего числа молекул в воздухе). А при 200 мкг/м3 появляется кашель, хрипота.

Опасный приземный слой образует в атмосфере гигантские поля от 500 до 1000 километров и переносится, как и другие загрязнители, ветрами, которые, если проследить по карте, дуют вдоль параллелей. Поэтому многие страны требуют компенсации от своих соседей за озоновое загрязнение воздушного слоя. В Европе расположено более 200 станций, контролирующих озоновый слой.

Ежегодно весной и летом в окрестностях и в самой Волго-Ахтубинской пойме примерно 10-20 дней в году (обычно от полудня до 21 часа) концентрация озона значительно превышает предельную норму. Многие из нас, отдыхавшие в пойме, помнят, какой «свежий» воздух по вечерам у ериков и овражках.

В цивилизованных странах геофизики совместно с метеорологами в таких случаях предупреждают население через СМИ, призывая ограничить пребывание людей и, особенно, детей, на открытом воздухе. Мы же наоборот, часто «наслаждаемся» родной природой.

***

Ну и напоследок снова о «химтрейлах». Мои знакомые, работающие в технической службе Волгоградского аэропорта, подтвердили, что современное авиатопливо содержит различные присадки, как и топливо для автомобилей. Возможно, эти присадки, позволяющие экономить топливо, и вредны, но говорить о них как о «климатическом оружии» – бредово.

Опять же, на сайтах про «химтрейлы» часто говорят о том, что инверсионные следы самолетов, якобы распыляющих секретные вещества, отличаются от обычных спутных следов самолетов. Поднимите голову вверх и убедитесь, что следы наших российских «боингов» и «аэробусов» ничем не отличаются от американских. Их размер и время концентрации в воздухе зависит только от мощности и числа двигателей.

Так что вряд ли нужно говорить о том, что кто-то умышленно меняет климат на планете. Его, как мы поняли, меняют самолеты сами по себе уже много десятков лет. Потому что таковы законы аэродинамики…

Арсений КОЛЫЧЕВ.