Волжская ГЭС: За пять минут до взрыва…

Затопление котлована ГЭС произошло 23 октября 1958 года. Взрыв прогремел ровно в полдень. Собравшиеся в тот день на митинг десятки тысяч людей с нетерпением ждали этого момента. А между тем их ожидание могло бы продлиться долго…

…Начальник Сталинградгидростроя Александр Петрович Александров уже в который раз смотрит на часы. Стрелки на них неумолимо приближаются к цифре «12». Совсем скоро ему предстоит отдать команду взрывать перемычку. Взгляды тысяч людей устремлены сейчас на него. А он сейчас ждет одного-единственного телефонного звонка, от которого зависит ход всего сегодняшнего мероприятия. Ждет сообщения от своего главного инженера Алексея Яковлевича Кузнецова о том, что все работы по «эвакуации» техники из зоны затопления завершены. А звонка между тем все нет…

вдсл плотина-нижний бьеф

водосливная плотина ГЭС вид с нижнего бьефа перед затоплением

– Проблема была достаточно серьезная, – вспоминал в разговоре первостроитель Волжского Александр Самуилович Волынский, ветеран Волгоградгидростроя, в свое время бывший заместителем начальника этой организации. – Ведь на нижней отметке в зоне будущего затопления работала не только «легкая» техника – экскаваторы, автомобили и т. д. Непосредственно на понуре (то есть на самой нижней отметке строящегося объекта) находились четыре огромных портальных крана. Каждый из них весом 350 тонн и высотой 40 метров. Предстояло в короткие сроки убрать эти махины оттуда.ВСП перед затоплением-нижний бьеф

Легко сказать – убрать. Но как это сделать? Первоначально предполагалось разобрать краны на месте, где они стояли, и так, по частям, вывезти наверх. Однако на это требовалось непозволительно много времени. Только на демонтаж кранов должно было уйти двадцать дней.ВСП в период строительства-нижний бьеф

…Начальник строительства еще раз в нетерпении смотрит на часы…

От демонтажа и транспортировки кранов наверх по частям решено было отказаться. Значит, следовало искать другой способ решения проблемы. Не оставлять же, в самом деле, краны под водами котлована.

Выход был найден за десять дней до назначенной даты затопления котлована ГЭС. Главный инженер Союзпроммеханизации Штанько пришел в кабинет к Александрову и предложил свой вариант, единственно возможный в создавшейся ситуации: отсыпать грунт с нижней отметки наверх, по этой отсыпке проложить рельсы и по ним с помощью мощных механизмов вытянуть краны наверх.

…Наконец долгожданный звонок от главного инженера. Алексей Яковлевич сообщает: «Все, работы по подъему портальных кранов наверх завершены. Можно взрывать перемычку…».Взрыв

Александров, теперь уже с облегчением, вновь глядит на часы. Стрелки на циферблате показывают без пяти двенадцать. До взрыва – пять минут…

Как перекрывали створ

Волга в створе будующего гидроузла. 1950 г

После затопления котлована ГЭС начались последние приготовления к новому грандиозному шагу строительства – окончательному перекрытию волжского русла.

перекрытие реки отсыпка банкета перекрытие русла

Волга, суженная в месте перекрытия более чем втрое, с дикой необузданностью настоящей горной реки несла свои воды через трехсотметровый проран. Предстояло в короткие сроки провести на великую реку последнюю решительную атаку…

Сперва монтировали наплавной мост. Собирали его из девяти секций, привезенных с Куйбышевгидростроя. Общая длина такого моста составляла триста метров, а ширина – двадцать метров.

Специально для перекрытия Волги изготовили десятитонные тетраэдры.

сброс бетонных пирамид

Александр Самуилович Волынский в то время работал главным инженером второго участка СУГЭС-1.

– Их, таких тетраэдров, нужно было около четырех тысяч, – рассказывал Александр Самуилович. – Кроме того, для работ по перекрытию русла реки было заготовлено около 100 тысяч кубометров камня, горной массы и щебня. А также восемь тысяч бетонных кубов, каждый весом в одну тонну. Работами по перекрытию Волги руководил начальник СУГЭС-1 Геннадий Федорович Масловский, а заместителем здесь у него был начальник пятого участка СУГЭС-1 Александр Иванович Артамонов.

Предполагалось, что наведение наплавного моста должно было завершиться в пятидневный срок. Однако погода внесла свои коррективы. Старожилы вспоминают: последующие за затоплением котлована ГЭС дни дул очень сильный, почти штормовой ветер. Из-за этого работы продлились не пять дней, как планировалось, а семь. Таким образом, первоначальный срок начала перекрытия русла Волги был отодвинут на два дня – с 28 октября на тридцатое.

Атака на русло великой реки началась в восемь вечера. В работах по перекрытию участвовало 95 самосвалов ЯАЗ и МАЗ. Один за другим грузовики подъезжали к краю наплавного моста. Внизу с шумом пенилась и бурлила Волга.

– Сначала в реку ссыпали камень и щебень, чтобы выровнять дно, – вспоминал А.С. Волынский. – После этого в 11 часов уже следующего дня, 31 октября, начали сбрасывать в воду тетраэдры.

Десятитонные бетонные пирамиды сбрасывали в Волгу до девяти вечера. За это время их было спущено в воду 2100 штук. Вершины тетраэдров показались над водой – Волга была перекрыта.

Впрочем, «перекрыта» – сказано, пожалуй, преждевременно. Вода продолжала «просачиваться» сквозь щели и отверстия в искусственной «насыпи». Причем интенсивность этого «просачивания» была достаточно высокой – 1000 кубометров в секунду.

– Тут-то пошли «в дело» бетонные кубы, горная масса и щебень, – рассказывал ветеран Гидростроя. – Где требовалось, сбрасывали в воду также и тетраэдры. Таким образом, их сбросили дополнительно еще 1250 штук. С 1 по 6 ноября в Волгу сбрасывали уже только щебень, камень и горную массу. В итоге удалось резко снизить фильтрацию воды через искусственное заграждение. К 6 ноября ее интенсивность составляла всего лишь 60 кубометров в секунду. После этого настал черед земснарядов…

Уснувший бригадир

События, о которых здесь пойдет речь, произошли за несколько дней до затопления котлована ГЭС, в октябре 1958 года. О том, насколько самоотверженно люди работали тогда, говорить не стоит…

Двенадцатого октября 1958 года комиссия, состоящая из представителей технических инспекций различных управлений строительства, приняла все объекты и сооружения ГЭС. Следующим этапом должно было стать затопление котлована.

В работах по подготовке объектов к затоплению участвовало множество бригад. В их числе – комплексная бригада Николая Магомедова, работавшая на плотине.

Предстояло сделать очень много, а времени на все оставалось крайне мало. Сроки «поджимали». Николай Магомедов разделил бригаду на три звена. Отныне каждое звено его бригады трудилось в свою смену.

Все работы были закончены в срок. Из объединенного постройкома приехала группа профсоюзных работников во главе с Федором Вощенко, чтобы вручить бригаде вымпел готовности объекта к затоплению.

Замывка прорана

Но где же бригадир?

– А где Николай-то? – поинтересовался председатель объединенного постройкома Вощенко.

Рабочие с интересом огляделись по сторонам: Николая Магомедова нигде не было видно. Но кто же от бригады в таком случае будет получать вымпел?

Рабочие решили искать своего бригадира. Обнаружили его довольно скоро. Николай неподвижно стоял, прислонившись спиной к «быку» плотины и… спал!

Выяснилось, что перед этим Николай Магомедов трое суток не покидал объект. Руководил работой звеньев.

Бригадир так устал, что в самый торжественный момент завершения работ, когда пришла пора ему получать долгожданный вымпел, не выдержал и заснул прямо на объекте. Но разве можно его за это винить?

Конечно, Николая Магомедова разбудили. Бригадир получил из рук Вощенко вымпел. И – отправился домой, спать…

Дмитрий Еременко

Мнение о новости “Волжская ГЭС: За пять минут до взрыва…

  1. Виктор Коваль

    Отличный экскурс, замечательные фото! Спасибо. А там, где были данные фотоматериалы, ничего старого или относительно старого по местному флоту Вам не попадалось?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.